Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

0 74

В детстве Федор Минальд видел ломки наркоманов и на его глазах чуть не зарезали мать, однако его жизнь круто изменил случай.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

Сегодня борисовчанин Федор Минальд – преуспевающий барбер: у него работа в нескольких городах, vip-клиенты и хороший доход. Однако перед этой успешной, ему было суждено вкусить совсем иную, несладкую жизнь. Мать парня сидела на игле, а отца посадили в тюрьму за убийство. Быть в притоне наркоманов было настолько тяжело, что Федор в детстве несколько раз убегал из дома, бродяжничал и питался чем попало. Позже мальчика забрали в детский дом.

Федор решился откровенно рассказать корреспонденту Sputnik Екатерине Воробьевой обо всех кругах ада, которые ему пришлось пройти, чтобы, возможно, своим примером показать другим, кто находится в сложной ситуации, что выход есть.

Мать под кайфом

В детстве Федя практически не видел свою маму трезвой – на иглу женщину подсадил отчим мальчика. В квартире-притоне постоянно обитали "дружки" и "подружки" и стоял едкий запах ацетона и растворителя.

"Они (взрослые — Sputnik) лежали на полу как животные. Когда приходила милиция, делали вид, что красят стены", – вспоминает собеседник.

По его словам, ни он, ни его младшая сестренка Катя не играли с игрушками. Вместо этого им приходилось постоянно наблюдать "страшное кино" про то, как милиция устраивает домашние облавы и "принимает" наркоманов.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

© Photo : из архива Федора Минальда

Когда Феде было три года, домой нагрянул ОМОН – были выломаны окна и двери. Случались и драки, а однажды мать мальчика и вовсе чуть не зарезали у него на глазах – ребенок прикрыл ее своим телом.

Дети просили маму бросить наркотики, но, с сожалением отмечает Федор, наркоманам тяжело уйти от зависимости, у них своя жизнь в голове.

"Мама пыталась бросить, но ей было плохо, очень ломало кости. Я ей даже массаж делал, когда совсем маленьким был. Потом все вернулось на круги своя", – рассказывает парень.

Все деньги мать спускала на наркотики, не задумываясь о том, сыты ли ее Федор и его сестра. Ночью дети уходили из дома в поисках еды, собирали и сдавали бутылки. Иногда приходилось и воровать.

Своего отца борисовчанин не знает – мужчина бросил семью, когда ему было полтора года.

"Он уехал и больше никак в моей жизни не появлялся. Не спрашивал, как у меня дела, и не помогал финансово. Потом я узнал, что его в России посадили за убийство в тюрьму", – говорит собеседник.

Побег из дома

Мать несколько раз сидела за продажу наркотиков. Когда ей впервые дали срок, мальчика и сестру отдали на воспитание бабушке. После выхода из тюрьмы женщина снова забрала детей к себе в квартиру, правда, там не было никаких условий для жизни – за неуплату отключили свет, воду и газ. В скором времени она снова загремела за решетку. На этот раз бабушка не смогла смотреть внуков – к тому времени на ее плечах был получивший инсульт супруг.

У девятилетнего Феди было предчувствие, что его и Катю отправят в детский дом. В отличие от сестры, он очень не хотел там оказаться, и когда домой пришли школьный психолог и милиционер, мальчишка, поняв цель их визита, выпрыгнул в окно с первого этажа и убежал. Катю забрали.

"Я на протяжении трех месяцев не приходил домой – ни к матери, ни к бабушке. Мне настолько не хотелось в детдом, что я на детском пляже спал в контейнере и прикрывался мусором. Люди пугались, когда находили меня там, и приходилось убегать. Потом я осознал, что так долго бегать не смогу. Сам пришел в милицию, и меня положили в больницу на обследование", – вспоминает борисовчанин.

Затем Федора определили в детский дом – там он пробыл восемь месяцев, а после его и сестру забрала приемная семья.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

Федор Минальд © Photo : из архива Федора Минальда

Жесткая дисциплина

Приемные родители заботились о новых воспитанниках, но в то же время сразу обозначили границы дозволенного. Феде было сложно привыкнуть жить по правилам.

"Мне тяжело было из дикого человека стать нормальным. Когда жил у родной матери, то мог уйти куда угодно даже ночью. Здесь такого уже не было. Мне что-то хотелось получить, а мне не давали. И я мог пару рублей украсть, чтобы себе позволить это. Или, например, меня не всегда пускали поиграть в футбол или сходить на рыбалку", – говорит собеседник.

Сегодня, оглядываясь назад, он понимает приемных родителей и не исключает, что если бы не их строгость, его жизнь могла сложиться совершенно по-другому.

"Взять чужих детей и следить за ними – это нелегкий труд. Родители несут ответственность и, понятное дело, что они боялись куда-то меня отпускать. У матери была жесткая дисциплина, но она хорошая женщина. Я благодарен ей. Может, если бы не эта строгость, я не был бы тем, кем являюсь сегодня. Дисциплина пошла мне на пользу", – рассуждает Федор.

Страх бедности и тысяча "почему"

После девятого класса парень пошел учиться в училище на строителя. Была стипендия, но этих денег не хватало: хотелось проводить время с друзьями и ухаживать за девушками. К тому же, молодого человека преследовал страх быть бедным, и в свободное от учебы время он шел разгружать вагоны с цементом.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

© из архива Федора Минальда

"Училище находилось около железнодорожного вокзала, вагоны как раз туда и подъезжали. За 60 тонн нам с товарищем платили 100 рублей. Мы разгружали вагон за 4-5 часов. Мне как студенту хватало этих денег – в то время эта сумма по-другому ощущалась", – вспоминает собеседник.

Учеба, работа, новые знакомства – Феде пришлось вливаться во взрослую жизнь. Временами было тяжело морально и становилось невыносимо грустно от того, что рядом нет близкого человека, который мог бы поддержать.

"Однажды я гулял по городу и увидел на центральной площади обеспеченных молодых парней. В сердце сыграла обида на родителей: почему мне приходится всего добиваться с нуля, словно в игре: тебя скинули на землю — и выживай, как хочешь. Почему нет человека, с которым я мог бы чем-то поделиться. Почему нет родственников, к кому я могу приехать и почувствовать семейный очаг. В голове тогда много было этих "почему", – признался Федор.

Мать бросила наркотики, но умерла

Собеседник рассказывает, что на тот момент, когда он еще учился в училище, его родная мать все же бросила употреблять наркотики. Возможно, это произошло из-за того, что женщина долгое время находилась в тюрьме. Однако избавившись от одной зависимости, женщина приобрела другую – начала пить.

Федор вспоминает, что навещал ее и старался помочь, что любил несмотря ни на что.

"У матери был цирроз печени, гепатит, ВИЧ. По ней сразу было видно, что она нездорова: желтоватая, бледная, на теле от ударов легко появлялись синяки. Двигаться она уже не так стала", – говорит парень.

Он чувствовал, что матери недолго осталось и морально себя готовил к этому. Так и случилось — три года назад мама умерла, ей был 41 год.

Как стал барбером

Свою первую стрижку Федор сделал еще будучи студентом училища, и совершенно случайно: зашел к приятелю, чтобы забрать долг, но у того не оказалось денег – рассчитался машинкой для стрижки.

"Я увидел у него машинку, и у меня какая-то мысль проскочила, что можно сходить постричь студентов. Раньше вообще стрижки были простые – пару полосок на голове. Постриг несколько человек, да и забыл. Они потом сами начали ко мне подходить и просить еще раз постричь. Ну и все – начал постригать их постоянно", – рассказывает собеседник.

Очень скоро Федор после учебы в общежитии стал часами зависать на видео в интернете о стрижках, об их технологии, и сам не заметил, как втянулся в процесс. Мастерство росло, слухи быстро разлетелись по общежитию и у Феди прибавилось клиентов.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

© из архива Федора Минальда

Однажды парень пришел в салон в Борисове и попросил парикмахеров оценить его уровень.

"В салоне мне сказали: покупай оборудование и приходи, если что — мы тебя подучим", – вспоминает борисовчанин.

Но денег на инструменты-принадлежности не было, и 18-летний парень отправился на заработки строителем в Санкт-Петербург. Там он пробыл два месяца, но не получил ни копейки — руководство "кинуло". Федора спасло то, что он сэкономил деньги, которые ему выдавали на питание, – за них он смог купить билет, но отправился не домой, а в Подмосковье. Там борисовчанин за месяц работы кровельщиком заработал нужную сумму.

Федор вернулся в Борисов и, наконец, купил парикмахерские принадлежности.

"Начал потихонечку работать. Два месяца стоял и смотрел, как другие мастера стригут. Один из них сегодня со мной в салоне работает", – рассказал собеседник.

Он отмечает, что с появлением любимого дела поменялось и окружение – Федор перестал общаться с теми, кто тянул его к "приключениям", а многие клиенты стали обращаться к нему на "вы". Парень почувствовал свою значимость.

Съемная квартира и дочь Стефания

Сегодня Федор Минальд – востребованный барбер в Борисове и Минске. Он живет на съемной квартире в своем родном городе и стоит на очереди на получение жилья.

Жил в притоне и сдавал бутылки: как сирота вырвался из замкнутого круга

© из архива Федора Минальда

Сегодня главная мотивация в жизни 24-летнего парня – дочь Стефания. Малышке еще нет и года. Ради дочери молодой человек готов работать сутки напролет лишь бы дать ей все то, чего не было у него в детстве. Стремится Федя и к своей заветной мечте – открыть свою сеть барбершопов и школу по обучению барберов.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.